zabzamok (zabzamok) wrote,
zabzamok
zabzamok

Category:

Иерусалим. Встреча вторая.



Я видел мертвый Иерусалим. Теперь Иерусалим ожил после шабата.

Чтобы представить, что такое Старый город Иерусалима днем, вспомните Черкизовский рынок. Мысленно сузьте проходы между до 2 метров, представьте  в два раза больше людей, преимущественно арабов, и последним мазком добавьте в эту пеструю картину разноцветные зонтики экскурсоводов, старающихся перекричать продавцов товаров.

 

Как только входишь в старый город ты попадаешь в сумасшествие звуков, красок и запахов. Яркие пестрые  товары развешаны на серых стенах тысячелетних домов, звуки арабской, английской, французской, русской речи наслаиваются на иврит. Город пахнет маслом, ладаном, пряностями, деревом и еще Бог знает чем.
- Прежде чем вступать в закоулки старого города- посоветовал Игорь- нужно хорошо поесть.

Маленькое отступление о еде. Готовить евреи умеют, а вкусно поесть очень любят. Смысл всех еврейских праздников можно выразить одним предложением: «Нас долго угнетали, но ничего с нами сделать так и не смогли. Давайте по этому поводу вкусно и много покушаем». В Иерусалиме на каждом шагу встречаются ресторанчики, кафешки, забегаловки, ларьки, тележки со всякой снедью. И  не возможно удержаться от этого изобилия. Поэтому жители постоянно жуют на бегу, неторопливо перекусывают сидя на скамейках в парках, задумчиво хрумкают продавая и покупая. Даже продавая мне икону Дионисия 16 века, старый араб не выпускал стакан с чаем из рук.
Что поразило меня в общепите (если это можно так назвать). Во первых порции. Они огромные. Нет наверно не так. ОНИ ОГРОМНЫЕ. Я один раз заказал по неопытности салатик. Мне принесли тазик мясного салатика весом около  килограмма, в котором мяса было грамм триста, а остальное морковь, картофель, салат, капуста. Я так и не смог осилить данное блюдо. Во вторых это качество приготовления продуктов. Вы можете быть уверены что в самой последней  забегаловке вам подадут самые лучшие и свежие продукты. И будут долго спрашивать не нужно ли что нибудь еще. Потому, что официанты живут на чаевые (которые составляют около 10% от суммы счета). И чем он лучше и быстрее вас обслужит, тем ему же выгоднее. В третьих, во многих ресторанах существует практика бесплатных блюд. При заказе мяса или рыбы вам принесут дополнительно  разных салатов, хуммуса, огурчиков-помидорчиков, маслин и еще всякой снеди. Средний счет в ресторане средней руки составляет 20 долларов. А за 50 баксов можно целый вечер кутить хорошей компанией.

Но я что-то отвлекся от сути рассказа. Игорь предложим взять шаурму. Я вспомнил, как данный продукт делается Москве и наотрез отказался. Но Игорь со словами про то, что шаурма в Иерусалиме не мяукает, направился к лоточку у которого стоял пожилой араб. Как и следовало ожидать шаурма была огромная  и очень вкусная.  Я наблюдал за арабом, который успевал готовить мясо, отдавать приказы своим братьям, резавшим овощи тут же в специально отведенном месте, и орать матом на своего 7-летнего сына, который мотался по всему базару разнося сладости. Рядом в инвалидной коляске сидел отец, который периодически делал глубокомысленные замечания.
- Ничего не меняется со временем- заметил Игорь. Этим бизнесом  занимался его дед, дед его деда и через сотни лет его внуки будут продавать здесь шаурму.


Улица старого города. На ней обычно нет туристов. Тихо одиноко и спокойно.

В старом городе можно купить все. Или почти все. Еда, украшения, хозяйственная утварь, сувениры. Но если ты что-то хочешь купить нужно соблюдать определенный ритуал. Если тебе понравилась вещь, продавец, оценив тебя взглядом называет непомерную цену. Раздели в уме эту цену на 4 и начинай торговаться.
- Сколько стоит эта безделушка?- Я указываю на сумочку с надписью «Иерусалим».
- 50 шекелей.- Отвечает на английском продавец, старый еврей.
- За 10-15 шекелей уступит.- Шепчет мне на ухо Игорь.  Ну, что-же - подумал я- ты сам напросился. Сейчас увидишь как могут торговаться русские туристы! Мы бились за каждый шекель. Мы три раза делали вид, что уходим. Я показывал свой (специально приготовленный именно для таких случаев) кошелек в котором лежала куча мелочи, крича что денег только-только в обрез. Еврей тоже не отставал: он указывал на семью, которую нужно кормить и содержать, бил себя в грудь, вопия что мы разоряем его. Постепенно вокруг нас стала образовываться толпа. Все, в том числе и мы, получали удовольствие от этого театра. И когда цена снизилась до 12 шекелей мы ударили по рукам. Еврей сияя, как медный самовар торжественно передал мне сумочку и предложил чаю. Но мы благодаря на разных языках двинулись дальше.

Через несколько сот метров мне попалась лавочка с русскими иконами. На полках пылились старинные русские самовары, стояли старинные иконы и распятия.  Возле меня как джин из бутылки появился продавец.
- У нас одни подлинники. Все иконы прошли освидетельствование в Археологическом музее им. Рокфеллера. Все документы подтверждающие подлинность произведений выдаются. Все только подлинное.
- Это тоже подлинник?- спросил я, ткнув в икону школы Дионисия «Воскресение».
- Да, конечно. - Бойко ответил продавец, доставая пачку красивых бумажек с  разными печатями.
- И сколько стоит эта красота?- тихо охреневая спросил я.- Всего 1000 долларов.
Вы видели когда-нибудь икону 16 века за 1000 долларов? Я теперь могу сказать, что не только видел, но и держал в руках. Торговаться я не стал. Побоялся. Если бы он сбросил цену до 200 баксов, меня запросто бы хватил удар.
- А вы не хотите приобрести динарий времен римской империи в золотой оправе? Очень красиво будет смотреться на молодой женщине. Всего 1500 долларов. Золото высшей пробы. Эксклюзивный товар. Сертификаты подлинности прилагаются.
Но мы уже выходили из лавки ели сдерживаясь от хохота.

 

Еще одна особенность старого города. В нем очень легко заблудиться. И дело не в том, что маленькая дверца в стене может быть выходом на соседнюю улицу. А в том, что старый город постоянно меняется. Если ты прошел сегодня одним путем , то не факт что завтра ты его сможешь повторить. Стихийно закрываются переулочки строительными тачками или археологическими раскопками. На месте переулков возникают лотки с товарами и снедью. Говорят, существует  карта старого города. Но пользоваться ею не возможно.

И отойдя с бойких улиц можно попасть в совершенно другой мир: неторопливый и вечный мир Иерусалима, над которым не властно время. Зайдя в маленькую дверцу мы увидели двор. Была ли это церковь или что-то другое не знаю, но меня поразил тот вселенский покой, который тут же окутывал тебя.


Что это церковь? караван сарай? Мне так и не удалось узнать



 Колокола на звоннице

Звонарь. За то время что мы ходили по двору он так и не пошевелился.


Мы шли по старому городу, и меня не покидало ощущения вечности, незыблемости происходящего. Сколько времени бы не прошло, все здесь останется как в старые времена. Иерусалим будет стоять вечно.


 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments